Андрей Гулый: «Ежегодно Украина теряет до 100 млрд грн из-за трудовой эмиграции»

Если посмотреть на мировую статистику за 2021 год, окажется, что только 25% выходивших на IPO компаний были прибыльными, говорит главный аналитик производственного акселератора INDAX, директор завода по производству современных электроустановочных систем и компонентов Plank Electrotechnic, а также эксперт и судья Украинского фонда стартапов и Startup.Network Андрей Гулый.

Имея серьезный опыт работы в ІТ (разработчик в SoftServe и Inoxoft, Product Owner в lifecell) Андрей несколько лет назад принял решение развивать карьеру в экосистеме UFuture. Сегодня он играет ключевую роль при определении стратегии участия компании в новых производственных проектах.

Что сегодня определяет подход инвесторов к компаниям, есть ли отличия от их оценки, условно говоря, десять лет назад и в наше время?

– Раньше компания обязательно должна была приносить деньги. Сегодня же инвесторы ценят ее рост – как быстро она осуществляет экспансию, расширяет команду, выходит на международные рынки. В прошлом году в команде было 10 человек, в этом 50, в следующем 700 – вот что ценит инвестор. Только в перспективе от нее ожидается эффективность и чистая прибыль.

Смысл в том, чтобы захватывать перспективные ресурсы, от хорошей команды до производства, а деньги не имеют значения?

– Деньги имеют значение, но в ситуации избыточной ликвидности – когда в руках индивидуальных инвесторов и компаний сосредоточены огромные средства для потенциальных инвестиций – бум будет продолжаться. Если же мы посмотрим на сферы, которые больше всего капитализированы, то все они связаны с ІТ.

Думаю, Украина тоже должна двигаться в этом направлении. То есть, развивать те ниши, где есть наибольшие перспективы для капитализации: разработка программного обеспечения, сочетание традиционных отраслей с ІТ – агротек, финтек, биотехнологии. Все, что «тек», нужно развивать. Мы можем комбинировать уже имеющиеся в Украине ресурсы с ІТ разработками. К примеру, 20% новых компаний, которые сегодня приходят со своими идеями или первыми прототипами в Украинский фонд стартапов, нацелены на аграриев. Технологии можно масштабировать, разворачивать по всему миру.

Как вы выбираете стартапы в производственном секторе? INDAX – по сути, первый в Украине, а возможно, и в мире промышленно-производственный акселератор. В какие проекты вы инвестируете?

– INDAX – это инициатива Василия Ивановича Хмельницкого и проект UFuture. Мы находим перспективные производственные компании, изучаем их текущую ситуацию, готовим к встрече с инвестором, и если они успешно защищают проект, в него инвестируются так называемые «умные деньги». Через 5 лет гипотетически можно говорить и о привлечении международных инвесторов, например мы можем продать свою долю европейскому участнику. Если же говорить о том, как мы выбираем проекты, то нам нравятся секторы, традиционно развитые в Украине – это строительство и продукты для строительства, химическая промышленность, полимеры, машиностроение и т.д. Люди каждый год потребляют все больше физических товаров, появляется все больше новых ниш. Для производителей это огромное окно возможностей.

То есть, потребление в мире не снижается? Ни пандемия, ни тренды на экологичность и умеренное потребление не заставили людей начать потреблять меньше?

– Потребление увеличивалось и будет увеличиваться дальше – как по абсолютному населению, так и по феерии возможностей, открывающихся перед людьми. 20 лет назад у нас был гораздо меньший выбор, чем сегодня. Мы живем в мире, где нет автомобилей на 50 лет – люди меняют авто каждые 5 лет. Люди не носят одежду по 20 лет, они меняют ее каждый сезон. Это, соответственно, накапливает негативные эффекты – экология, загрязнение, возобновляемость ресурсов. Но есть и положительные – новые возможности для производств, которые готовы адаптироваться к быстрым изменениям и под запросы клиентов. Amazon, AliExpress сегодня позволяют продавать миллионы товаров даже для специфических ниш.

Но почему в Украине мы сегодня говорим не о буме, а об упадке промышленности? С нашими техническими кадрами, удачным расположением, мощностями…?

– Производство – специфическая сфера. Если сравнивать с непроизводственной, то она, во-первых, гораздо более капиталоемкая, во-вторых, требует больше времени. Если в Украине производитель может привлечь кредитные средства под 15% годовых, то в соседней Польше – 3%. При этом компания в Польше получит какие-то компенсации и льготы от государства. Таким образом, время окупаемости производства в Украине намного длиннее. В целом цена ошибки в производственной сфере гораздо больше, чем в любой другой. И это главная причина, почему многие предприниматели не хотят идти в нее. У нас есть ряд банкротств производственного сегмента в Украине.

"Цена ошибки в производственной сфере гораздо больше".

Кроме того, мы соревнуемся с сильными технологическими странами, причем как за границей, так и дома. На внутреннем рынке украинский производитель совершенно не защищен, мы конкурируем на равных с иностранными производителями.

Тем не менее, вы считаете, что шанс Украины именно в высококонкурентных нишах?

– Я бы сказал, что мир открыт для украинских товаров. И такие примеры, как, например, охранные системы Ajax – тому подтверждение. Ни логистика, ни конкуренция не препятствие, если ты делаешь продукт мирового класса. Тебя покупают в любой стране – от Австралии до Гренландии.

“Нужно фокусироваться на той продукции, которая имеет большую добавленную стоимость. Тонна зерна и тонна охранных систем Ajax – это совершенно разные категории продукции. И когда я говорю о сырьевой экономике, то имею в виду не только выращивание зерна, но и работу программиста на аутсорсе. Если вы можете капитализировать свой бизнес в 10-100 раз – это пример, которому нужно следовать”.

Главные причины упадка украинской промышленности сегодня – они какие?

– Если мы зайдем в любой производственный цех в Украине, средний возраст работника составит 50+ лет. У производственных компаний в Украине огромный кадровый голод. Даже если у нас будет новейшее оборудование, через 5 лет его некому будет настраивать: нет цепочки передачи знаний от механических станков 1970-х годов к современным. В то же время мы финансируем технических специалистов для других стран. Как? Государство в своего технического специалиста инвестирует около $23 тыс., а тот в 22 года решает уехать в Польшу. Это 100% урон. Если смотреть на общие тренды, мы можем говорить, что Украина ежегодно теряет до 100 млрд грн из-за трудовой эмиграции.

Главные проблемы я бы назвал следующие:

  • эмиграция и старение кадров;
  • отсутствие поддержки со стороны государства (мы фактически
  • открыты ко всем мировым конкурентам);
  • старый производственный фонд, инфраструктура;
  • высокие налоги и, как следствие, переход компаний «в тень».

А внутренних, личных препятствий, не позволяющих украинским производителям быть успешными – недостаток образования, стереотипы, возможно, неосведомленность о рынках – нет?

– Я бы сказал, что у владельца бизнеса должно быть две основные функции: делать свой продукт и продавать свой бизнес. С первым разобрались, а во втором экспертизы не хватает. Владелец должен уметь работать с инвесторами: объяснять, как будет расти его бизнес, какие ниши займет. Если компания приходит к инвестору, она должна говорить с ним на языке цифр: прибыль, маржинальность и т.д. Мы, как минимум, должны и дальше учить производственную сферу этим важным для них навыкам – финансам, аналитике и тому подобное. Потому что все мы в итоге будем на глобальном рынке, и должны оперировать понятной всем терминологией.

Что может вывести украинскую промышленность из пике? Три ключевых совета?

  • Полноценный запуск индустриальных парков.
  • Снижение налоговой нагрузки по заработным платам.
  • Доступ к капиталу: как минимум, сохранение программы «5-7-9».

Что вы можете сказать о работе в Plank Electrotechnic, насколько сложно управлять производственным объектом, коллективом?

– Во-первых, это возрастная норма – меня впервые стали называть Андреем Николаевичем. Я почувствовал себя на 20 лет старше (смеется). Но здесь это норма. Во-вторых, как я уже говорил, это специфика бизнеса. В ІТ ты можешь собрать все ноутбуки и на месяц уехать работать в Тайланд. В производстве переезд даже в соседний город занимает месяцы. Это сложно, проблемно, затратно. Ты не можешь вводить быстрые изменения, ты должен быть менее толерантным к провалам. Если инвестор, вкладывая в ІТ стартапы, на 9-ти из них может ничего не заработать, а на 10-м получит х100, то в производственной сфере дела так не ведутся. В INDAX 8 из 10 проектов должны работать по плановым нормам и рентабельности; один проект может обанкротиться, еще один может работать без резких и положительных изменений.

"В стартапе ты можешь получить средства за идею, а в реальном бизнесе ты получаешь средства только за опыт работы в сегменте, за эффективность, прибыльность, завоеванные рынки. Критериев, по которым фильтруется производственный проект, гораздо больше".

Какие положительные новости для украинских производителей, кроме расширения потребления, вы видите?

– У нас есть 600 млн богатых людей с европейскими паспортами поблизости – это окно возможностей. На фоне проблем с логистикой из Китая, мы можем предложить свою бюджетную продукцию мира, можем размещать мощности иностранных производственных компаний у нас – это тоже окно возможностей.

Мы 30 лет живем в режиме, когда не можем спланировать даже следующий год. Украинцы закалены, быстро адаптируются, готовы к переменам. Если мы поедем в Европу, то увидим там гораздо более спокойную жизнь. Там есть стабильные зарплаты, свободный доступ к капиталам, инфляция для них – какой-то странный зверь, которого они видели в последний раз 10 лет назад. Украинскому предпринимателю, тем временем, нужно меняться каждый квартал. И это большое преимущество. Нам нужно очень быстро адаптироваться, догнать соседей, и мы готовы к этому марафону.

Общалась Илона Македон, пресс-служба UFuture

esc
Loading...